Previous Entry Share Next Entry
Одиночка в поисках веры. По повести М. Горького «Жизнь Клима Самгина»
oleg_nn
Прочитал масштабную повесть М. Горького – «Жизнь Клима Самгина».



О произведениях такого масштаба, с одной стороны, трудно говорить – они очень разноплановы, содержат в себе множество различных сюжетов. А с другой стороны, в чём-то и легко – можно «уцепиться» за одну какую-то самую яркую для тебя сюжетную линию или эпизод, и на основе него выделить центральную мысль произведения.

Повесть «Жизнь Клима Самгина» развёртывается неспешно, временной промежуток повествования достаточно велик – более 40 лет, начиная с 1860-х гг. Насыщенные действиями эпизоды сменяются пространными размышлениями главного героя, его «самокопанием» и мучительными попытками определить своё отношение к окружающим людям и событиям.

Клим Самгин – типичный интеллигент своего времени, интеллигент уже в третьем поколении. Вырос в среде интеллигенции, любившей порассуждать о своей любви к народу, учился в гимназии и не избежал вовлечения в различные революционные кружки. Но всё это происходит с ним как бы само собой. А Самгин плывет по жизни как бы по касательной, ни во что серьёзно не веря, и ничего серьёзно не воспринимая. Он опасается принимать окончательные решения, при этом считает такую черту признаком сильной личности. Он во всём сомневается и везде ищет некий подвох… При этом постоянно себя ловит на том, что он в ловушке слов, чужих слов. Что он тонет в словах и не может найти из них выхода.

Этой игрой в сомнения он забавляется на протяжении всей повести. В неё он играет и со своими женщинами, и со знакомыми в революционных кружках, и со всеми, с кем ему приходится общаться. При этом он отдаёт отчёт себе в этой своей игре и иногда его «накрывают» некие кризисы, когда ему хочется выйти из плена, из игры слов.

Хочется, но, как мне кажется, на самом деле не хочется – потому что тогда надо будет принимать твёрдые решения, давать себе отчёт в них. И, в итоге, создать некий твёрдый фундамент для дальнейшего построения какой-то цельной картины мира. А этого Самгин боится – боится потому, что тогда он будет «в плену» у этого фундамента, он лишит его «свободы мысли». В итоге, Самгин предпочитает оставаться в плену хаоса слов, идей, разрозненных мыслей, не собранных в систему.

Так бы и прожил Самгин спокойную и скучную жизнь интеллигента, если бы не революционные события, которые начали разворачиваться в России начала XX века. Период, когда социум императорской России начал распадаться. К этим событиям у Самгина тоже нет определённого отношения, и их водоворот захватывает его, крутит его так, как им будет угодно.
Дом Самгина в Москве оказывается местом, где была развёрнута одна из баррикад во время восстания в 1905 году. Он общается с восставшими. По своей привычке, он и не примыкает к ним, и не входит с ними в конфликт. Его прислуга помогает восставшим, Самгин не мешает ей.
В итоге, у окружающих складывается о нем мнение, как о активном и важном революционном деятеле. Ведь он туманно и неопределённо рассуждает о событиях, но почему-то часто оказывается в их эпицентре – и это воспринимается окружающими, как некая «конспиративность», которая не позволяет ему говорить прямо и определённо. Сам Самгин причисляет себя к социал-демократам, но «находится вне партии».

Эта «слава революционера» не оставляет его даже заграницей – с ним делятся новостями, спрашивают его мнения о происходящих событиях. И даже в Париже, во Франции, местные революционеры, озабоченные положением рабочих, интересуются у него происходящим в России и даже просят его выступить на местном митинге – он отказывается от предложения.

Самгин, как мне кажется, кроме всего прочего, ещё и отражение своей эпохи конца XIX начала XX века. Такой же, как и он, нерешительной, находящейся в поисках, раздёрганной противоречивыми идеями и учениями. И никак не могущей собрать себя и на что-то целостно решиться… и рухнувшей от этой нерешительности.

Самгин – индивидуальность, «одиночка», распавшаяся на многих «Самгиных». Процесс внутренней жизни такой одиночки хорошо показан у Достоевского в его произведении «Записки из подполья». И иногда, действительно, складывается впечатление, что Самгиных несколько, и каждый «Самгин» желает стать главным, но не может.

В конечно итоге, Самгин, как и Россия того времени, ищет веру. Он многое знает, он знает все современные ему теории, знает их представителей, но ни в одну из них не верит. Ведь, как я думаю, любая идея требует, чтобы в неё именно верили. Не просто знали, не просто отдавали себе отчёт головой. Но верили – вера включает в человеке совсем другие ресурсы, недоступные просто знанию умом.

Категории «знание» и «вера»… Они кажутся противоположными. Но когда я пробую подходить к ним диалектически, то получается, что вера – это достаточное количество знания, перешедшее в новое качество. Есть и крайности. Есть слепая вера, фанатизм, и есть холодное знание, ни во что не верящее. Но только некий правильный переход знания в веру даёт человеку новые силы.

В «знании» ещё есть сомнение, ещё есть вопросы. Идёт процесс познания, исследования, проб и ошибок. В «вере» вопросов уже нет, и тогда в человеке включаются те ресурсы, которые ранее не включались. Вера собирает человека, неизбежно соединяет его с группой людей, которые верят в тоже, что и он. И у Горького этот вопрос веры ставится достаточно серьёзно.

Самый яркий эпизод повести по этому вопросу – это эпизод, связанный с Мариной Зотовой, которая оказалась сектанткой, состояла в секте «хлыстов». Как мне кажется, она дала Самгину наиболее точную характеристику:

«– Неизлечимый ты умник, Клим Иванович, друг мой! – задумчиво сказала она, хлебнув питья из стакана. – От таких, как ты, – болен мир!
<…>
– Неизлечимый, – повторила она, опустив руку вдоль тела. – . Тоскуешь по вере, а – поверить боишься
»

Самгин, действительно, ищет веру, но не может её найти – потому что не хочет. Вера потребует от него занять твёрдую позицию по некоторым вопросам, потребует отказа от возможности во всём сомневаться. А этого он не хочет, он не может отказаться от своей «свободы». Но такая свобода – это, по Фромму, «свобода от». А вот «свободу для» Самгин так и не обрёл:

«Клим Иванович Самгин говорил и, слушая свою речь, убеждался, что он верует в то, что говорит, и, делая паузы, быстро соображал:
«Наступило время, когда необходимо верить, и я подчиняюсь необходимости? Нет, не так, не то, а — есть слова, которые не обладают тенью, не влекут за собою противоречий. Это — родина, отечество... Отечество в опасности
»

Самгин играет в свою «исключительность». Игра, замкнутая на себя, это по-прежнему только «свобода от». А события в стране разворачиваются революционно, и людьми, которые выбрали для себя «свободу для». Это большевики во главе с Лениным. И это люди веры, веры, которая пришла от знания, и которые смогли передать свою веру народу. С этими людьми у Самгина неизбежно возникает конфликт, как это показано Горьким на примере отношения Самгина к большевику Кутузову в их последнюю встречу.

Финал повести Горький дописать не успел. Но мне кажется, что в будущем Самгин эмигрировал бы заграницу, вместе с Еленой, его нанимательницей и любовницей. И там бы продолжал играть в свою «исключительность», вместе с такими же эмигрантами.

Прочтение этой повести Горького дало мне и погружение в сложную эпоху начала XX века, и расширило понимание самого Горького как личности. Ведь он тоже интеллигент, и какие-то вопросы, которые решал Самгин, ему тоже пришлось решить для себя. И, в отличие от своего героя, Горький решил их в сторону «свободы для».


  • 1

Странная параллель

Сравнивать, конечно, трудно, если не невозможно. Но мне вспомнилась биография Маты Хари. Как бы я ни чстарался, я бы не смог осмыслить в этой очаровательной женщине образ матерой шпионки, работавшей одновременно на три государства. Просто она все время оказывалась в эпицентре событий и явно или косвенно была к ним причеастна. Что ее и погубило. Так что Клим еще дешево отделался

  • 1
?

Log in

No account? Create an account